мода и стиль

Исторически так сложилось, что русские люди не слишком уважительно относились к «модникам еще с незапамятных времен. Может быть это произошло потому, что Петр I насаждал европейскую моду буквально «огнем и мечом», вернее, бритвой, активно сбривая боярские бороды, может, по другой какой причине, но мода на Руси чаще подвергалась гонениям и насмешкам.

Дочь Петра I Елизавета Петровна, будучи сама большой модницей, желала оставаться таковой единолично. В ее гардеробе насчитывалось около 15000 платьев, и при этом она строго следила, чтобы ее придворные дамы не смели выделяться. Царскими указами ограничивала число локонов, определяла допустимые цвета одежды, могла даже собственноручно убрать цветок из прически какой-нибудь особо прекрасной дамы.

При дворе Екатерины приветствовалась скромность, декларируемая ею самой: императрица предпочитала стиль а-ля-рюс, либо платья с маленькими фижмами и поощряла авторов обличительных произведений, посвященных несчастным вертопрахам. «Версальские дурачества» в виде пышных причесок были категорически запрещены при дворе.

При Павле отношение к «неуставной» одежде было еще строже, «якобинцев» во фраках и круглых шляпах могли сослать куда подальше.

Хотя император Александр сам был вполне лоялен к русским денди, позволяя им быть «дельными людьми», не забывая о «красе ногтей», но интеллектуалы того времени в лице, например, Грибоедова продолжали насмешничать над чересчур ретивыми поклонниками «французских мод» устами своих героев.

И эту литературную традицию пренебрежительного отношения к моде продолжали классики русской литературы: Гоголь, Толстой, Некрасов, Островский, Чехов, вплоть до Тэффи и Аверченко.